?

Log in

No account? Create an account

"НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ": На рубеже "Танненберг" 1944 г. - часть 2

« previous entry | next entry »
May. 12th, 2012 | 12:30 am



ЧАСТЬ ВТОРАЯ (ПЕРВАЯ)


Движущиеся за танками красноармейцы достигли склона Башенной горы.

Командир голландского полка подполковник Ганс Коллани возглавил штабную роту и лично повел ее в контратаку, но был ранен и отведен назад в блиндаж. Увидев перед своим блиндажом танк Т-34, он застрелился, чтобы не попасть в плен, однако преждевременно. Командование 49-м полком «Де Руйтер» принял на себя адъютант командира Карл Ертел, который повел оставшихся бойцов в контратаку, вытеснил русских с Башенной горы и получил за эту атаку Железный Рыцарский крест.

29 июля 1944 года к середине дня 109-й стрелковый корпус практически захватил Синие горы. Казалось, что уже ничего нельзя спасти, дорога для красных частей на Таллинн свободна и судьба битвы решена.

Создавшееся положение было исключительно опасным, и генерал Штайнер бросил все свои бронетанковые силы под командованием подполковника Пауля Кауша на борьбу с советскими танками. К этому времени советские танки почти израсходовали свой боекомплект, Пауль Кауш, получив приказ, действовал своими бронемашинами быстро и точно.


Поделив их на три части, он с меньшей группой атаковал Башенную гору с южной стороны. С наибольшей группой бронемашин он двигался от Вайвараского кладбища по шоссе, между Гренадерской и Башенной горами, расстреливая в ближнем бою советские танки и вытесняя их на исходные позиции.

В распоряжении генерала Феликса Штайнера в это время находилось одно боеспособное подразделение. Это был 1-й батальон 45-го полка под командованием Пауля Майтла. Он получил приказ отбить Гренадерскую гору. Бойцов была недостаточно, и капитан Майтла пошел в перевязочный пункт, где обратился к раненым с просьбой встать в строй, Более 20 человек из легко раненных пополнили боевую группу. Пополнение набрали и из других частей.

Вместе с норвежцами и с остатками других разбитых частей под командованием Бахмайера бойцы расположились на исходные позиции на восточном склоне Башенной горы и сразу после прекращения атаки советских танков штурмовали Гренадерскую гору.

При приближении к вершине горы в рядах эстонцев и норвежцев раздалось мощное "Ура!", что ввело русских в замешательство. Последовал рукопашный бой, и противник был вынужден отступить. К вечеру 29 июля на Гренадерской горе не осталось ни одного красноармейца.

В порыве штурма пытались отвоевать и Парковую гору, однако с потерями пришлось отступить назад на Гренадерскую гору. К концу дня в батальоне капитана Майтла остались в строю 26 человек. Генерал Феликс Штайнер 29 июля записал в своем дневнике, что в течение трех дней погибли четыре командира попка и генерал Шольц.

В книге «Битва за Нарву» Е. Кривошеев и Н. Костин отмечали: «Штурм второго оборонительного рубежа фашистов был назначен на 9 часов утра 29 июля. Его должны были прорвать в результате продолжения Нарвской наступательной операции. Главный удар со стороны Аувересткого плацдарма наносили 201-я и 256-я дивизии: первая из них должна была штурмовать высоты Синимяэд с восточной стороны, а вторая с южной.

Рано утром 29 июля наша авиация обрушила на позиции врага массированный бомбовый удар. Затем вперед пошли тяжелые танки «ИС». Из мощных 122-миллиметровых орудий танкисты в упор расстреливали доты, дзоты и огневые точки противника, расчищая путь пехоте. За танками поднялись в атаку стрелковые подразделения. Враг оказывал отчаянное сопротивление. Особенно сильный огонь он вел со склонов восточной, самой высокой возвышенности, куда наступал 191-й полк. Однако батальон капитана Качукова, наступавший вдоль Таллиннского шоссе, сломил сопротивление врага и ворвался в его траншеи. Вслед за батальоном Качукова к траншеям противника прорвались подразделения капитана Шахновича, наступавшие слева от него. Умело руководил огнем батарей начальник артиллерии 191-го полка майор Топорков. Храбро сражался с врагами старший лейтенант Иванов. В критический момент боя на высотах у Ластеколонии он первым поднял в контратаку и увлек за собой остальных бойцов.

256-я дивизия, наступавшая на восточную высоту Синимяэд с юга, построила свои боевые порядки в два эшелона: в первом наступали 934-й и 937-й полки, во втором - 930-й. Враг здесь имел сильную огневую защиту. В развалинах домов Ластеколонии и на склонах восточной и центральной высот разведка обнаружила множество огневых точек и бронеколпаков с пулеметами. Кроме того, фашисты выкатывали из укрытий орудия на прямую наводку и вели губительный огонь по подразделениям дивизии. В качестве неподвижных огневых точек противник использовал также танки, закопанные в землю.

Дважды по атакующим частям дивизии враг обрушивал авиационные удары. Несмотря на это, подразделениям 937-го попка во второй половине дня удалось овладеть Ластеколонией и прорваться на восточную высоту.

Вместе с пехотой в наступлении участвовали бойцы зенитной пулеметной роты из 632-го зенитного артиллерийского полка. Взвод зенитчиков под командованием старшины М. Козомазова, сбив два фашистских «Юнкерса», весь огонь своих крупнокалиберных пулеметов ДШК направил против вражеской пехоты.

После гибели командира роты Козомазов принял командование подразделением на себя. Неоднократно фашисты пытались возвратить утраченные позиции на высоте, но каждый раз вынуждены были откатываться назад от мощного огня зенитчиков. В критические моменты боя старшине не раз приходилось самому становиться за пулеметную турель и вести огонь по врагам. Во время очередной контратаки гитперовцев, поддержанной тремя танкетками, Козомазов гранатой подбил одну из них. Когда же пехотинцы подбили остальные танкетки, он первым бросился в атаку, увлекая за собой зенитчиков и стрелков. В результате этой стремительной атаки были захвачены вторая и третья траншеи противника. За храбрость и отвагу старшине М. Коэомазову было присвоено звание Героя Советского Союза».

Неудачным оказалось наступление русских бронетанковых сил от хутора Хундинурк в направлении старого Вайвараского кладбища. Оно было остановлено находившимися в засаде у деревни двух самоходных артиллерийских установок «Нидерланда», которые из укрытия открыли огонь по танкам, остановили их и отбили наступление.

Вечером немцы, датчане и остатки 3-й роты батальона «Нарва» предприняли еще раз атаку на Парковую гору с юга. Хотя продвинулись до склона горы и очистили подземные окопы от неприятеля, дальше прорваться не удалось по причине того, что с горы велся обстрел. К тому же со стороны Нарвы на попе боя двигалась очередная танковая колонна русских, атаку пришлось остановить.

Положение 3-го Германского бронетанкового корпуса в Синих горах осложнялось еще и тем, что в центре линии «Танненберг», в окрестностях Сиргала и Вийвиконна, где держала оборону 11-я Восточно-Прусская пехотная дивизия, шли непрерывные бои. Происходили постоянные атаки, поскольку Красная армия надеялась в этих местах прорвать оборону. В период с 24-го по 28-е июля 1944 года здесь были отбиты 26 атак частей Красной армии и уничтожены 12 танков

Генералу Феликсу Штайнеру стало понятно, что Парковую гору назад не вернуть (отсутствовали резервы) и не удержать фронт на главной линии обороны, где к вечеру 28 июля в траншеях виднелись одни воронки от снарядов и бомб. Боевым частям был отдан приказ отойти на линию Гренадерской  горы. До всех воинов, находившихся на главной линии обороны, этот приказ не дошел, и они продолжали сражаться там, где находились.

К вечеру на линии обороны  наступило относительное затишье, что могло означать подготовку нового большого штурма.

Казалось, для его отражения у немецкого командования отсутствуют всякие средства, особенно трудно было организовать оборону в результате большого перевеса сил у русских в авиации. Единственные  воинские части, которые можно  было бы назвать резервом, были батальоны 46-го полка 20-й Эстонской дивизии, которые еще не пришли в себя после сражений в Нарве, и слабый  батальон СС «Валлония» (из валлонов-бельгийцев).

Командующий армейской группой «Нарва» генерал Грассер сообщил в штаб армейской группы «Норд» генералу Шернеру, что, если немедленно дополнительные резервы не поступят, фронт на линии «Танненберг» будет прорван. Генерал-полковник Фердинанд  Шернер неоднократно обращал  внимание Гитлера на положение Нарвского фронта и на то, что там почти не осталось ни одной немецкой дивизии. Эти сообщения оставались без всяких последствий.

29 июля 1944 года. Этотдень должен был быть решающим днем в битве за Синие горы, так как Военный совет Ленинградского фронта был убежден, что для прорыва линии обороны было все сделано. В зону передовой были доставлены новое тяжелое вооружение и полностью укомплектованные бойцами части, которым предстояло идти не штурм. Это 109-й (генерал-лейтенант Алферов), 117-й (генерал-майор Трубачев) и 122-й (генерал-майор Мартынюк) стрелковые корпуса. 2-я ударная армия была готова к наступлению. К имевшимся четырем танковым полкам поступили еще два танковых полка (31-ый и 82-й) и три механизированных бригады, еще 150 единиц бронемашин и 9 полков артиллерии. На участке прорыва находились 1680 стволов артиллерии и минометов. Командующий Ленинградским фронтом маршал Советского Союза Л. Говоров бросал в битву все резервы, находившиеся в его распоряжении. Численность Красной армии составила 35 тысяч человек. К тому же в распоряжении русских были многочисленные военно-воздушные силы.

Утро началось, как обычно, с массированной артподготовки. Русские шли на штурм большими силами. Штурмующих поддерживали тяжелые танки «Иосиф Сталин» и средние танки Т-34, всего примерно 100 танков. Первую линию обороны на Гренадерской горе прорвали, и русские танки южнее Синих гор устремились по Нарвскому шоссе до Башенной горы. Там колонна танков двинулась между Гренадерской и Башенной горами до кладбища, встретилась с танками, которые наступали с южной стороны Синих гор, окружили Гренадерскую гору.

Танки опасались подняться на эту гору, так как несколько из них, пытавшихся это сделать, были подожжены немецкой батареей. Танки кружили вокруг горы. Часть танков двинулась от Башенной горы на проселочную дорогу и стреляла по штабным блиндажам, находившимся на северной стороне Башенной горы, немцы там оказались в западне, так как бежать было некуда. Танкам удалось уничтожить почти все блиндажи на северной стороне горы.

27-й немецкий противотанковый дивизион подбил несколько танков, однако красноармейцы все-таки прорвались, и подразделение было вынуждено занять круговую оборону.

При поддержке танков они пытались прорваться у Муммасааре, между 54-м батальоном и морем, однако батальоном майора Альфонса Ребасе были отбиты назад.

Штурмовавшие части окружили Гренадерскую гору, частично отвоевали ее (южное плато осталось за эстонцами и норвежцами) и водрузили на вершине красный флаг. Первым ворвался на Гренадерскую гору сержант 191-го полка 201-й стрелковой дивизии 117-го стрелкового корпусе Георгий Амяга. Он был награжден Золотой Звездой Героя СССР. Амяга погиб 3 августа 1944 года.

Вечером 29 июля гитлеровцы предприняли новую контратаку. Вражеские автоматчики в сопровождении множества танков ударили во фланг 937-го попка и отрезали его от основных сил дивизии. Для восстановления положения в бой были введены 934-й полк и вся дивизионная и приданная ему артиллерия. Задание пробиться к окруженным командир 934-го попка подпопковник Дынников возложил на второй батальон, которым командовал майор Савин.

По команде начальника артиллерии 256-й дивизии майора Замура на врагов обрушился мощный вал артиллерийского и минометного огня, после чего батальон майора Савина в сопровождении танков и огнеметных установок стремительно атаковал противника. Жестокий бой длился всего один час. Батальон пробился в расположение окруженного 937-го полка и восстановил положение.

В то время как войска 8-й армии наступали с юга, 109-й и 122-й стрелковые корпуса 2-й ударной армии к исходу 29 июля вели ожесточенные бои с противником на рубеже Муммасааре - Тамби - средняя высота Синимяэд - восточнее Кирикукюпа - юго-восточнее Вайвара кирик. В этих боях участвовали также танкисты 45-го и 221-го танковых полков 8-го Эстонского корпуса. Они сломили упорное сопротивление фашистов и несколько потеснили их, но овладеть средней высотой Синимяэд не смогли. У ее подножия им пришлось отбить четыре сильные контратаки врага,

30 июпя 1944 года артподготовка была еще более мощной, чем 29 июля. Части красноармейцев опять штурмовали Гренадерскую гору; но батальон капитана Майтла вместе с норвежцами и остатками других частей устояли, В битве в этот день было трудно разобраться, в какое время и какую позицию кто защищал, так как огонь батарей обеих сторон был настолько губительным, что большинство сражающихся было выбито из строя прежде, чем они достигни места штурма. В битве за Гренадерскую гору в этот день участвовали группы из 20 человек.

Оборонявшиеся в зависимости от движения артиллерийского огня, они то отступали, то возвращались на свои позиции. В этот день советским танкам удалось вклиниться в позиции 2-го голландского батальона 49-го попка на Синих горах со стороны моря. Получил ранение командир батальона Карл-Гейнц Фрюхауф. Его заменил ротный командир Гельмут Шольц, который восстановил прорыв.

В голландских батальонах к этому времени оставалось до 35 человек. Для того чтобы создать видимость наполняемости траншей, приходилось им бегать от одного пулемета к другому.

Части Красной армии при танковой поддержке предприняв прорыв обороны на участке 2-го батальона 47-го полка Эстонской дивизии, однако красноармейцы были отброшены назад бойцами батальона майора Ребас.

После этого советская артиллерия из всех стволов обстреливала немецкие позиции, в результате чего на правом фланге два подразделения потеряли «голову» и самовольно отошли, однако были вынуждены вернуться на свои места под воздействием находившихся позади частей.

На советской стороне стал ощущаться недостаток а живой силе, и было очевидно, что обе стороны от непрерывных сражений были изнурены. Об этом дне в книге «От Нарвы до Сырее» Ф. И. Паульман писал: «30 июля соединения советских войск продолжали атаки, но успеха не имели. Лишь частям 8-й армии удалось выбить врага из опорных пунктов Путки, Метсавахт и Лалли».

Во второй половине дня после сильной артиллерийской подготовки и удара авиации фашисты нанесли контрудар частями свежей 285-й охранной дивизии и резервами. Основные усилия враг направил на высоту 83,2. Здесь в течение нескольких часов советские бойцы отбили до 10 контратак. Гитлеровцы несли большие потери, но продолжали натиск. Обессиленные в многодневных боях подразделения 109-го стрелкового корпуса были вынуждены оставить высоту. На других направлениях советские войска отбили вражеские контратаки.

О том, с каким напряжением наши войска вели бои за линию «Танненберг», можно судить по такому факту: за пять дней по врагу на фронте 2-й ударной армии было выпущено около 3000 тонн снарядов и мин. Примерно столько же израсходовали войска 8-й армии. За это же время советская авиация совершила около 1000 самолетовылетов.

Военный совет Ленинградского фронта потребовал от командующих армиями продолжения наступательных действий с тем, чтобы к 7 августа выйти на рубеж Раквере - Авинурме.

31 июля 1944 года заградительный огонь советской артиллерии был на этот раз направлен позади немецких частей, обороняющих Гренадерскую гору, они были отрезаны от тыла, и в этой ситуации был произведен штурм горы. У ее защитников, эстонских и норвежских частей, стали кончаться боеприпасы, однако прибытие вспомогательного отряда «Данмарк» спасло положение; штурм был отбит. Новая вечерняя атака красноармейцев была отбита батальоном «Норге», и командир батальона капитан Иозеф Бахмайер заслужил за это Рыцарский крест.

После многочасового огня у части эстонцев и немцев на правом фланге сдали нервы, они пытались покинуть линию фронта, однако это им не удалось осуществить. Находившиеся в тылу бойцы заградительного отряда СС заставили их вернуться на передовую. Активность частей Красной армии снизилась: в этот день их артиллерия по защитникам Синих гор выпустила только 9000 снарядов.

1 августа 1944 года. Доклад маршала Л. А Говорова о положении дел на прибалтийском фронте привел комвндованив Стаею* | ярость, поэтому было дано распоряжение прорвать линию обороны «Танненберг» I любой ценой. Ответственность за прорыв фронта маршал Говоров возложил на командующего 2-ой ударной армии генерала И. Федюнинсхого. Ей были приданы 112-й и 117-й стрелковые корпуса 6-й армии.

1 августа генерал Федюнинский 109-й и 122-й стрелковые корпуса заменил 110-м и 124-м стрелковыми корпусами. Артиллерия замененных корпусов оставалась на позициях. К ним присоединились прибывшие артиллерийские подразделения, и общее количество стволов составило 1913. На Гренадерскую гору было нацелено 365 тяжелых орудий и минометов, на Сиргала - 200. Для надежности прорыва было выделено по 200000 снарядов и мин, увеличено количество авиации. Казалось невозможным, чтобы защитники линии «Танненберг» сохранили за собой позиции и выстояли в сражении. Из деревни Конью прибыли части 2-го батальона 45-го полка капитана Ерика Кийска и остатки 1-го батальона того же полка

2 августа 1944 года советская штурмовая и бомбардировочная авиация бомбила линию обороны немцев. Затем последовал огонь батарей. Огневой удар Красной армии был настолько мощным, что казалось, будто оборона противника была сметена с лица земли. Гренадерская гора была снова атакована, но оставшиеся в живых немецкие солдаты устремились с горы вниз, навстречу русским. Красноармейцы были отброшены назад. Вернув Гренадерскую гору, эстонцы стали очищать траншеи от погибших, в большинстве своем это были солдаты из дивизии «Нидерланды».

Продолжение следует...

Tags:

Link | Leave a comment |

Comments {1}

sokolov9686

(no subject)

from: sokolov9686
date: May. 11th, 2012 09:15 pm (UTC)
Link

Очень хорошая фактология...

Reply | Thread